01:56 

О древесном музыканте, мёртвом исполнителе желаний и лесном органе.

Тонкий
...рано или поздно, так или иначе...
В Лесу есть каменный орган. Изящная табуретка из камня, каменные же педали, и чёрно- белые клавиши в три ряда. Рядом течёт быстрый и холодный, прозрачный ручей.
Он небольшой этот лесной, каменный орган, но труб у него много и они высокие. Но не каждый может их увидеть, а услышать – тем более. Светятся они призрачным светом для тех, кто видит, и сияют ярко звёздным небом для тех, кто слышит.
Найти его тоже непросто. Хоть и не спрятан он в тёмные чащи, в подземные норы, а только за просто так его не найдёшь и не увидишь.

Исполнитель желаний лежит, распахнув жёлтые глаза свои, и смотрит на тех, кто приходит к нему. Красное лицо у него и плачет он кровавыми слезами, и покоится его голова на венке из алых роз. Многие идут к нему, но исполнитель желаний давно мёртв, пробила его лоб тяжёлая гранёная пуля, оставив аккуратное круглое отверстие.
Мёртв исполнитель желаний, и никто не знает какую возьмёт он плату с тебя, ведь не может сказать он, а смотрит только жёлтыми своими глазами, и некому вытереть кровавые слёзы, и остановить ручеёк из ровной круглой раны.

Древесный музыкант давным-давно был деревом. Но выросла ветка грифом, протянули пауки струны, и ожил музыкант. Бродит он по Лесным домам, играет древесные мелодии, да получает в награду хлопки ладонями, указания пальцами, и возгласы.
Указания пальцами соберёт он в холщовый мешочек, хлопками закусит ночную росу, возгласы же вплетёт в старые паучьи струны.
Расколота от сухости и старости его голова, скрипят руки в движении, то попадая в аккорд, то выскрипывая фальшивые ноты, но неустанно бродит Древесный музыкант по Лесу.

Что хочешь ты получить от Исполнителя желаний? – молча, спрашивали жёлтые, немигающие глаза, - и говорит человек заветное своё самое.
Готов ли платить ты Цену? – вопрошали бездвижные губы – и говорит человек, что на всё готов.
И исполняется желание, и радуется человек, и живёт он счастливо или думает, что счастливо живёт.
А потом приходит Время Платить, и плачет человек, и говорит, что не знал он Цены, и говорит, что пусть заберут у него всё, лишь бы не Платить, но некому слушать его, и никто не слышит его, ибо человек сам пришёл, и сам сказал, и сам согласился.
Платит человек, платит дорогим за заветное, ценным за желанное, и капают кровавые слёзы Исполнителя.

Холщовый мешочек в этот раз заполнился до отказа. Не то чтобы мешочек был так уж против, даже наоборот, рад был бы приютить у себя хотя бы самое малое указание, но уж если не лезет – то не лезет.
Древесный музыкант разложит широкий зелёный лист, высыплет все указания пальцами, и начнёт играть.
Когда прозвучат первые звуки, ничего не случится. Когда пройдёт второй такт – разбегутся указания во все стороны. На третий же аккорд соберутся указания обратно, и пока звучит древесная мелодия, будут переползать, скрепляться, рассыпаться пока не получится единого целого.

Кто создал Лесной орган неизвестно, но давно стоит он в Лесу у ручья, и за долгие годы не оброс он мхом и лишайником, не покрылся трещинами, да сколами, лишь потемнел от долгого времени и сгладились острые углы от дождей и ветров.
Нерушим каменный орган, и молчалив. Много лет прошло с той поры, когда прозвучал последний аккорд, и вспыхнули последний раз призрачные органные трубы.
Терпеливо ждёт он своего часа, и ни случайная птица, ни любопытная ящерка, ни бродячий медведь не могут потревожить его покой.

Древесный музыкант закончил играть, когда на широком зелёном листе перед ним появилось Изменчивое слово.
Музыкант сильно удивился. Такого раньше никогда не случалось.
Обычно указания пальцами просто разбегались по лесу, радуясь своей свободе, а Древесный находил знаки, куда ему идти дальше.
Однако ж дивись, не дивись, а Изменчивое надо выслушать и запомнить, а то прозвучит в воздухе, исчезнет, и всю жизнь корить себя будешь за упущенное чудо.
Музыкант наклонил треснувшую свою голову и прижался деревянным ухом к Слову.
И надо же! Не знает Древесный этого языка. Хотя понимает и горные звуки, и хлюпы болотные, даже степняцкую речь разумеет, не говоря уже о Лесных наречиях да подголосках. Но делать нечего – запомнил всё до последнего звука, ничего не упустил.

Орган ждал. Наполненный, звуками и аккордами, терпеливо ожидал того часа, когда пробудят его ловкие пальцы, когда руки пробегутся по клавишам, вспыхнут сиянием трубы, и разнесёт ветер волшебное звучание по всему Лесу. Долго уже молчит каменный лесной орган, много в нём скопилось нот, и больше всего жаждет он излиться мелодией, простонать контрапунктом, отряхнуться созвучиями, и снова стать чистым и свободным.

Исполнитель желаний мёртв, но слышат невыстраданное его ссохшиеся уши, чувствуют желанное костлявые пальцы, и видят несбывшееся жёлтые глаза.
Плачет душа исполнителя, но дух его суров. Капают кровавые слёзы, но исполняются желания и беспощадно взимается плата.
«Кто убил тебя Исполнитель?» – спросил бы кто-нибудь, но некому спросить, и ответить некому. Он сам этого не знает, а узнал бы – всё отдал бы за месть и прощение, но не может исполнитель выполнить хотя бы одно своё желание, потому что он мёртв.

Но может он другое. Услышат желание уши, и пальцы начертят путеводные знаки, чтобы глаза увидели страждущего, и бездвижные губы задали свой извечный вопрос.

«Что хочешь ты получить от Исполнителя желаний?» Услышал в треснувшей голове своей Древесный музыкант.

Древесный музыкант зашёл в Лесной дом. Первый раз он нарушил обычай, и не стал играть живущему здесь люду. Но было у него дело, ведь хочет узнать музыкант, что же услышал он в Изменчивом слове тогда. И вот пришёл Древесный в тот дом, где мог получить ответ.
В доме горел очаг, варились грибы, и за дубовым столом сидел мальчик. Мальчик который умел Читать.
Слово в слово, звук в звук повторил Древесный то, что запомнил, и нёс в треснувшей голове своей, повторяя и сберегая.
- Это тоны. – после долгого раздумья сказал Читающий мальчик. – так в давние времена называли музыку, записанную на листе.
Древесный не поверил. Разве можно записать музыку? Она выпархивает из под пальцев странника, выпрыгивает из кожаной мембраны бубна, ползёт из под низких флейт дудошника. Сам Древесный вытягивает её из старых паучьих струн.
- Всё можно записать – уверенно сказал Читающий - но не всё прочитать можно. Какие-то тоны и у меня есть. Те ли они, что ты назвал, не ведаю, но можешь забрать их.
Музыкант нерешительно взял в руки пожелтевшие листы, и ушёл, оставив взамен все свои хлопки, и даже возгласы.

Теперь же стоит Древесный перед Исполнителем, гудит в его голове вопрос, мешая думать, но нельзя вечно стоять. Или решайся или уйди. Наконец музыкант проскрипел:
- Много хожу я по лесу и играю древесные мелодии. Знаю и других музыкантов. Но первый раз я услышал о древней музыке, о том, что записывали её на листы, и о том, что музыку можно сохранить. И хочу я понимать, что написано на листах, и хочу я уметь играть то, что написано, и хочу уметь записывать то, что играю.

«Готов ли платить ты цену?»

- Заплачу, не поскуплюсь.

«Да будет Исполнено!»

Не было грома и света. Не было ветра и смеха. Но Древесный музыкант знал теперь куда ему идти.

Место, куда пришёл музыкант - было забавным. Везде висели консервы, валялись листы с историями, да стояли высокие столбы. Здесь сидел музыкант и читал, расшифровал, отбрасывал и записывал. Древние жёлтые листы с тонами и зелёные листы историй занимали всю его треснувшую голову, и неустанно корпел он над ними, забыв о росе и хлопках, о тех, кто его слушал, о тех, кто его ждал.
Новое занятие и новые знания полностью поглотили его. Погрузился он в древнее искусство и радовался как ребёнок каждому своему открытию и каждому успеху.
Не заметил музыкант, как пролетело много времени, но обнаружил он, что понимает древние записи, и сам может записывать звуки. Пришло время платить.

Древесный музыкант стоял перед Исполнителем желаний. Он смотрел на исписанные тонами листки, висящие на колючей ветке, и готовился. Готовился заплатить своей игрой Исполнителю, готовился первый раз исполнить то, что сказало ему Изменчивое слово.

Играй музыкант. Проведёшь ты крепкими пальцами по струнам, вытянешь из них первые звуки, и польётся музыка, которой прежде не слышали, и уже не услышат. Играй музыкант. Деревенеют твои ноги, врастают корнями в землю, но с каждой нотой высыхают кровавые слёзы, с каждым звуком затягивается розоватой коркой круглая рана, с каждым аккордом утихает стон души.
Играй музыкант. Пусть совсем ты уже одеревенел, и только руки твои двигаются, и только пальцы твои шевелятся, доигрывая последний такт.
Со стоном лопнули старые паучьи струны, не выдержав давления одеревеневших пальцев.
Там где стоял Древесный музыкант, теперь стояло дерево. Высокое, старое, сухое дерево, которое скрипело, хотя ветра не было.
Свободой и одиночеством заплатил музыкант за свою игру.
Мёртвый исполнитель желаний поднял голову, и увидел что, розовый венок засох. Не подпитывают его больше кровавые слёзы. Исполнитель встал и огляделся. Надо было идти. Осталось исполнить ещё одно желание, но жаждущий не придёт к Исполнителю, и значит, Мёртвый должен придти к желающему. И выполнить первое и последнее желание самому. Исполнитель собрал исписанные рукой Древесного листы, и пошёл в Лес.

Каменный орган встрепенулся и подёрнул клавишами. Кто-то приближался. Впервые за многие дни и ночи, кто-то нашёл сюда дорогу, по-хозяйски разложил листы с тонами на каменной подставке, подкрутил каменный табурет и уселся.

Исполнитель желаний поёжился. Он не был уверен в задуманном, но последняя мелодия Древесного не только пробудила его. Деревенеющий музыкант подарил ему умение Играть.
Мёртвый посмотрел на ноты, и нажал первые клавиши.

Вспыхнули многочисленные органные трубы, гулкий протяжный звук разнёсся по всему Лесу, а тот кто исполнял желания даже когда умер уже не мог остановится. Он играл и играл, и ветер поднялся из своего лесного гнезда. И принялся разносить звуки всё дальше и дальше.
Органные трубы не просто горели – полыхали звёздным огнём, плакал от радости орган, а играющий на органе вкладывал всего себя в мелодию.

Тоны кончились, орган затих, но его звуки ещё долго будут разносится по Лесу.
Мёртвый исполнитель желаний поднял голову вверх, любуясь фантастическим зрелищем догорающих органных труб. Исполнитель почувствовал, что в нём что-то меняется и зарождается. Ожил мёртвый исполнитель желаний, и рассыпался пеплом.

Каменный же орган сделался совсем невесомым, трубы его совсем догорели, и теперь пройдёт много-много времени, пока вырастут новые. Неугомонный ветер подхватил невесомый орган, и понёс его куда-то, прихватив с собой рассыпавшийся пепел.

Орган он поставит на цветущей поляне, и тот наконец отдохнёт, пока не вырастут первые трубы, и не начнёт наполнятся орган тяжестью звуков, чувству, событий, судеб, мелодий…

Пепел же высыплет под большое засохшее дерево.

Несколько затерявшихся органных звуков Ветер забудет в облаке, и они прольются дождём.

Капли прокатятся по стволу. Смочат пепел, пробьются к корням, и зацветёт старое сухое дерево. Протянутся молодые побеги, вытянутся зелёные листы, разойдётся старая потрескавшаяся кора, и вот уже не скрипит большое зеленое древо, а радостно шумит.
А одна ветка напоминает собой то ли веретено, то ли колки, то ли просто красивую загогулину. А ещё по этой ветке очень любят сновать пауки.

Рассыпавшийся рядом, сухой, колючий венок, взойдёт молодым розовым кустом. Не будет ярче и краше тех роз нигде.

Однажды сюда придёт человек. Сорвёт он розу, вдохнёт терпкий её аромат, уколется об острый шип, и умрёт. Так свершилась месть, за которую исполнитель заплатил новой жизнью.
Но сможет ожить человек, если будет верно служить людям, и не будет чинить обиду, и не будет мстить. Так свершилось прощение исполнителя.

Лёгкое белое перо поставило аккуратную точку. Маленький руки закрыли книгу, и поставили её на полку. Вот и ещё одна история прочитана, улыбнулся Читающий мальчик.

URL
   

Бредовые записки

главная